October 11th, 2011

Толстой

(no subject)

Их было трое и морды у них были самые что ни на есть гнусные. Нехорошие морды у них были. Впрочем, когда тебя окружают с трех сторон мрачного вида качки, уже не важно, какие у них лица и пользуются ли они туалетной водой. Важно, какова цена вопроса - не попав на больничную койку, уйти своими ногами в свою постельку. Прийти в теплый дом, снять ботиночки, принять горячий душик и, накинув махровый халат, чесать кота за ухом, пить пиво и щелкать пультом, перескакивая с канала на канал. Похоже, сегодня этот кайф мне достанется не за бесплатно. Обложили. Гады.
Тот, что посередине, наверное, вожак, уставился на меня тяжелым мутным взором. Жевал жевачку, вперившись в глаза. Гипнотизер, блин. Этот, что слева, выглядел малость нетрезвым. Да и мышцы его, судя по всему, были накачаны настолько, что на быструю реакцию он точно не способен. Стоит, конечно, грамотно, пах прикрыт коленкой, вполоборота стоит и руки плетьми не висят. ...Неужели я похож на того, кто способен к активному противодействию?!
Выходит, похож. Приятно.
Ну сколько можно на меня пялиться! Это я, само собой, про себя кричу. На деле же стою и нежно улыбаюсь. Будто рад встрече с ними, как будто повстречал сразу троих машиахов. Или троих праотцев... Я совсем хворый на голову! на меня тут наехали, а я о чём думаю?! Не, мне точно нужно почаще отдыхать. Ездить на воды. И вообще не пить пиво. Никогда. И...
"Ну чё лыбишься, убогий?" - главный плюнулся фразой, как мокротой. Вечер окончательно перестал быть томным.
"Ребята, у меня хорошее настроение, уж не сердитесь. Чем можно вам помочь, чтобы и у вас такое было?" - ах, как я гордился этой фразой! Шедевр самообладания и риторики! ...Жаль, они не оценили. "Ты еще похохми, я тебе улыбку пером сделаю, будешь до гроба лыбиться!" - их вечер и не начинал быть томным и я был в этом виноват. Однозначно.
"Короче... Ты сам догадаешься, или тебе помочь?" - главный протянул ко мне свою лапищу, как бы давая последний шанс перед унижением отчуждения частного имущества грубой силой самому отдать то единственное, что их наверняка интересовало.
...У меня не было выхода. Я еще мог бы попробовать заехать в голень этой горе мяса и дать дёру. Наверное, был шанс. Но я так устал сегодня, мне хотелось только одного: не видеть больше этих рож, не чувствовать их смрадного дыхания и не слышать их сопения, как у носорогов.
"Ребята, не будете возражать, если я чехол себе оставлю? Вам же он не так уж и нужен, а?" - интонация получилось просительной, и я немедленно возненавидел себя за эту слабость! Покраснел, как девочка, сбился. "Поплыл". Эх... как же человек слаб, в сущности.
"Оставь себе эту дешевку" - просипел старшОй и хмыкнул. Издевательски и торжествующе. Он знал, что я сломлен, а он победил. Collapse )